Партнеры





Добро пожаловать,
Коллега!









Стенгазета

Личное мнение

После ВУЗа в зарубежную компанию

Статья от 15 марта 2010 г

Вадим Тагирович Ахмадеев

Окончил УГНТУ по специальности Бурение нефтяных и газовых скважин. С 2003 года работает на различных международных проектах в качестве инженера по наклонно-направленному бурению. В настоящий момент бурит скважины в Венесуэле, в том числе и на шельфе.

1. На протяжении всей своей трудовой биографии Вы постоянно работаете с зарубежными компаниями. В связи с этим первый вопрос: Как Вы оцениваете уровень подготовки специалистов в российском ВУЗе.

Я бы разделил два понятия: 1) уровень образования, который позволяет получить ВУЗ, и 2) уровень получаемого образования. Базовый уровень российского высшего образования нефтяных ВУЗов очень достойный. Поэтому к нашим специалистам везде в мире относятся с должным уважением. Единственным недостатком можно считать отсутствие полной информации о технологиях, применяемых зарубежными компаниями. По крайней мере, в период моей учебы это было так. Почему так сложилось, все знают и со временем, я думаю, все встанет на свое место.

Второй момент касается личных желаний и возможностей студентов. Каждый выпускник выходит из института со своим багажом знаний. Многим из тех, кто уделял учебе недостаточно внимания, этих недополученных знаний может не хватить при прохождении тестирования на должности в зарубежные компании. Иногда, даже при хорошей технической подготовке, возникает проблема с интенсивным изучением иностранного языка. А у многих компаний одно из требований к кандидатам на должность - быстрый переход на технический английский язык. При высоком среднем бале специалист получает отказ. И дело тут, как видите не в его уровне подготовке по профильным дисциплинам.

Мне удалось сдать «техминимум», вот с тех пор и работаю.

2. Что для Вас было самым сложным на первом этапе работы в зарубежных компаниях.

Для меня самым сложным моментом был языковой барьер. Я окончил среднюю школу без специальной языковой подготовки. Затем был курс иностранного языка в УГНТУ. После заключения контракта начался интенсивный языковой курс, включающий массу технических и технологических терминов, которые были необходимы для нормальной работы в процессе бурения. Несмотря на то, что «бытового» уровня языка вполне хватало для общения, «технический» язык потребовал значительных усилий. Кроме того, у зарубежных буровиков, как и у российских, есть свой определенный технический жаргон со своими довольно специфическими нюансами.

Еще могу добавить, что после обучения в единицах системы СИ (метры, мм, литры и т.д.) было довольно некомфортно привыкать к дюймам, футам и галлонам.

3. Есть ли программы работы с молодыми (начинающими) специалистами, в зарубежных компаниях и какие, наиболее важные на Ваш взгляд моменты такой работы можно выделить.

Как только молодой специалист попадает в зарубежную компанию его сразу же начинают «переделывать» под политику и правила принятые внутри этой компании. Это целый курс тренингов и занятий, который иногда принято называть «школой». Можно перечислить отдельные этапы – принятая терминология, ознакомление с принятыми стандартами и обучение прикладным навыкам.

В дальнейшем работа каждого из новых специалистов постоянно отслеживается и по мере достижения определенных профессиональных успехов начинается работа по повышению его квалификации. Для этого существует целая программа, включающая в себя теоретические и практические курсы повышения квалификации, всевозможные аттестации и т.д. От того насколько успешно ты обучаешься, зависит рост твоей квалификации, а значит и оплаты.

4. Как, в целом, относятся к российским специалистам зарубежные буровики.

Я уже говорил, что в целом к российским специалистам относятся с уважением. Но, как и везде актуальна поговорка: «Встречают по одежке – провожают по уму». На зарубежных совместных проектах российская сторона иногда представлена не самыми грамотными специалистами. Часто это люди, выезжающие за рубеж, скажем так «по протекции».

В ряде случаев неприятные истории возникают, когда российские партнеры начинают неоправданно экономить на зарплате специалистов и технологических решениях при проводке скважин. Когда конкретная работа показывает, что специалист не соответствует запросам зарубежной компании, отношение к нему меняется.

5. Сегодня Вы работаете в иностранной компании, в прямом смысле, на другой стороне Земного шара. Постоянные перелеты с промежуточными посадками. Есть ли ощущение «гражданина мира»?

И за рубежом и в России я чувствую себя довольно свободно.

Я так живу в последнее время и, наверное, уже привык. Конечно, есть пара смущающих обстоятельств, но говорить о них не буду.

Не знаю, чувствую ли себя «гражданином мира», но смотрю в будущее с оптимизмом, чего и вам желаю.